Бизнес-Пресса Бизнес-Пресса
Бизнес-Пресса Бизнес-Пресса
ПОИСК:      

Контакты
Подписка
Реклама
Архив

ПАРТНЕРЫ



Рейдеры – пираты или ... санитары бизнеса?

Рейдерами называют компании, которые меняют структуру собственности на предприятиях-жертвах в свою пользу или в пользу неких анонимных заказчиков. Бизнес-сообщество России не может определиться с оценкой этого явления. Одни считают рейдерство абсолютным злом и призывают с ним бороться. Другие сравнивают рейдеров с волками, которые помогают лесу, убивая слабых и больных зверей.

Отделить зерна от плевел

Рейдерство в той или иной форме присутствует в большинстве развитых стран мира. Защитники этого явления приводят пример, что рейдером был обаятельный герой Ричарда Гира в знаменитом фильме «Красотка», роль которой сыграла не менее очаровательная Джулия Робертс. Само по себе слияние и поглощение компаний и фирм зачастую полезное, а в некоторых случаях просто необходимое и единственно возможное мероприятие для сохранения бизнеса.

А значит компании, которой необходима «санация», может быть очень полезна консультация специалистов. Тем более что негативных явлений часто не видно изнутри, а человеку со стороны виднее слабые стороны предприятия и его «болячки», в то время как руководство фирмы либо их не видит, либо предпочитает не замечать, полагая, что «само рассосется». Это вредит бизнесу, ситуации на рынке, сотрудникам предприятия, и есть случаи, когда захваченное рейдерами предприятие начинало давать хорошие результаты после смены руководства и сохраняло свой профиль.

И когда на такое «больное» предприятие приходит «ричардгир», все должны бы только радоваться. Но для России характерен захват вполне благополучных предприятий, и нередко он заканчивается банкротством компаний, выводом наиболее ценных активов и продажей земли. Специалисты считают, что это связано с неразвитостью института защиты прав собственности. Об этом говорил в Новосибирске в марте текущего года председатель Комитета по собственности Государственной думы России Виктор Плескачевский, побывавший в нашем городе по приглашению МАРП.

«Не все ещё понимают, что истинная защита частной собственности — это есть условие защиты инвестиционной привлекательности, создания условий стабильности всей экономики, конкурентоспособности и так далее. А отсюда вытекают и державность, и политическая сила страны в целом», — считает Виктор Плескачевский. По его словам, передел собственности в России долгое время шёл через механизм банкротства. Но когда с изменением законодательства это делать стало труднее, в полный рост встала проблема несовершенства корпоративного права, позволяющая происходить захватам.

Схем, относительно чистых с точки зрения законодательства, захватов предприятий существует около десятка, и если не закрыть и эти «дыры» в законе, Россию нельзя будет считать страной с полноценной инвестиционной привлекательностью. Одной из причин массовости явлений передела собственности в России председатель Комитета Госдумы по собственности назвал слишком большое число акционерных обществ. В России их порядка 157 тысяч, тогда как в Германии их всего 900.

28 июля на заседании «круглого стола» «Рейдеры: бизнес или криминал» в информационном агентстве «Росбалт» Виктор Плескачевский начал встречу с того, что предложил разграничивать нецивилизованные и законные слияния и поглощения. Проблема присутствия криминала в рейдерстве, по мнению Плескачевского, напрямую связана с вопросом репутации поглощающей компании.

Он сообщил о том, что сегодня уже идет работа над корпоративным правом, так как типология захватов и типология того, что надо отразить в праве, очевидны. Но делать это надо системно, поскольку мировое корпоративное право — это самая сложная отрасль материального права. За рубежом многие процессы регулируются обычаями и нормами делового оборота, например, Кодексом корпоративного поведения, обладающим большей пластичностью, чем закон.

Альфанизация предприятий

Если примеров положительного влияния поглощений на деятельность предприятия — единицы, то изложениями «захватов» заводов и колхозов в различных регионах страны полны газеты и журналы. То тут, то там появляются открытые письма к Президенту, Правительству, Генеральному прокурору по поводу неправомерных действий по отношению к их предприятию. Лидирует в этом виде «деятельности», по вполне понятным причинам, столица. За первое полугодие 2005 года Управление правительства Москвы по экономической безопасности зафиксировало 47 силовых захватов бизнеса (за весь 2004 год в Москве совершено 190 захватов).

Захватчики бизнесов пользуются широким арсеналом средств. Если не брать откровенную уголовщину со взрывами, выстрелами и бейсбольными битами, то многие из них находятся на грани законности и, безусловно, связаны с таким труднодоказуемым и наказуемым явлением, как коррупция. Внешне многие схемы выглядят вполне приличными настолько, что некоторые рейдеры не стесняются размещать их сценарии и расценки в Интернете.

Известный рейдер, специалист по банкротствам Эдуард Олевинский написал книгу, посвященную развитию прав собственности в России. По словам автора, в нее вошли неизвестные факты уголовных дел о коррупции московских чиновников. «Лишь 1–2 процента захватов носят криминальный характер, а в 99 процентах слияний и поглощений в последнее время применяются достаточно законные меры», — считает другой защитник рейдерства Владимир Дрововозов, консультант сайта zahvat.ru.

Насколько они законны, можете судить сами:
1. Разведка бизнеса.
На этом этапе исследуем бизнес объекта. Выясняем экономические показатели работы предприятия (реальные, а не те, которые показываются в отчетах). Оцениваем стоимость земли, зданий и оборудования.
Стоимость этого этапа составляет от 5 до 20 тыс. долларов.
2. Оценка способности защиты клиента и реакции на смену владельца. На этом этапе мы изучаем возможности объекта по организации защиты.
Сюда входит оценка системы физической охраны, состояния охранных систем и наличие отношений с охранными структурами (ЧОП, МВД, ФСБ, ОМОН). Узнаем, сможет ли объект организовать сопротивление силовому захвату. Кроме этого, оценивается способность объекта мобилизовать суд, прокуратуру, местные и вышестоящие органы власти. При необходимости составляем схему нейтрализации потенциальных защитников объекта.
Особо выясняем, нет ли у кого-либо из крупных деловых структур или высокопоставленных чиновников федерального уровня заинтересованности в объекте. Если в объекте имеется интерес вип-персоны, риски неудачи операции значительно повышаются.
Стоимость этой услуги от 3 до 10 тыс. долларов.

[pageBreak]3. Разработка схемы захвата объекта.
Выбор конкретной схемы захвата зависит от особенностей объекта. Есть два вида захвата: с применением силы и без применения силы. Без применения силы, как правило, можно захватить объекты, имеющие формальную охрану, договоры с несерьезными ЧОПами и нерешительное руководство.
Силовые захваты применяются при хорошей охране и возможных резких действиях прежних собственников. Основная цель силового захвата — подавить моральный дух обороняющихся. В некоторых случаях такой захват позволяет провести необходимые действия внести изменения в реестр акционеров, заключить/расторгнуть договоры, купить/продать имущество.
Для разработки схемы захвата изучаются структура собственности объекта, место хранения и доступность реестра акционеров, стоимость нейтрализации местных судов, милиции, органов власти, обеспечение PR-прикрытия акции (при необходимости, например, если захватывается градообразующее предприятие).
Разработка схемы захвата стоит от 10 до 30 тыс. долларов.
4. Организация захвата.
Захват происходит в соответствии с выработанной схемой. Стоимость организации захвата мы оцениваем примерно как утроенную стоимость натуральных расходов в соответствии со сметой. Примерная стоимость натуральных расходов приведена в перечне:
  «договориться» с налоговыми инспекторами 2 — 5 тыс. долларов;
  изменение записей в реестре от 10 тыс. долларов в Москве и от 1 тыс. долларов в провинции;
  принятие судом решения (об обеспечительных мерах, аресте реестра, запрете собрания акционеров, аннулировании результатов собрания акционеров и т.п.) 10–20 тыс. долларов в регионах и 30–200 тыс. долларов в Москве;
  выполнение судебного решения службой судебных приставов в Москве от 15 тыс. долларов, в провинции от 5 тыс. долларов;
  удостоверения нотариусом подписей на документах 3–10 тыс. долларов; §  получение копии нужного договора купли/продажи из регистрационной палаты в Москве до 30 тыс. долларов, в провинции от 5 тыс. долларов;
  нейтрализация силовых ведомств (милиция, прокуратура) 30–60 тыс. долларов;
  силовой захват 300–500 долларов за штурм плюс 100–200 долларов в сутки за охрану на одного бойца;
  назначение министерством в кресло директора нужного человека 150–250 тыс. долларов;
К сумме также надо добавить стоимость перевозки бойцов к месту захвата (местные могут оказаться ненадежными), расходы на авиабилеты для доставки судебных решений, например, из Кабардино-Балкарии, на связь, стоимость расходных материалов и т. п.
5. Обеспечительные мероприятия.
Часто приходится проводить действия, облегчающие захват. Например:
  возбуждение уголовного дела против определенного лица (наркотики, растление несовершеннолетних, шпионаж и пр.) от 50 тыс. долларов в Москве и от 20 тыс. долларов в регионе;
  закрытие любого уголовного дела 30 тыс. долларов (МВД) — 1,5 миллиона (если дело расследуется в Генпрокуратуре) в Москве и 50–200 тыс. долларов в регионе;
  прослушивание мобильного телефона без санкции суда 1 500 долларов (в день), с санкции суда 300 долларов в день;
  удержание лица в изоляции от внешнего мира от 20 тыс. долларов;
  депутатский запрос в Госдуме от 5–8 тыс. долларов;
  выпуск нужного постановления правительства от 500 тыс. долларов;
  сюжет по центральному телевидению (1,5–2 мин.) 5 000–30 000 долларов».
Применение силовых структур при захвате предприятия породило даже термин «альфанизация», по аналогии с приватизацией.

Во глубине сибирских руд

Рейдерство как явление проникло и в Сибирь. Недавние события вокруг цементных заводов в Иркутской области и Красноярском крае — лишнее тому подтверждение. Однако президент группы компаний РАТМ Эдуард Таран не согласен с обвинением в рейдерстве. «Как мы можем захватывать собственное предприятие!?» — возмущался он во время пресс-конференции в «Интерфаксе» 26 октября. В бандитизме он обвинил компанию «Сибирский цемент».

Поскольку недружественные поглощения, по большей части, отрицательно влияют на экономику, с этим можно и должно бороться. Хотя на Руси принято жалеть сирых и убогих, но выглядеть таковыми хотят всё меньше. Поэтому факты проявления рейдерства, особенно на небольших предприятиях, не попадают в статистику. Жертвы рейдеров не идут на контакт с журналистами или из-за нежелания бередить раны, или по-западному, стремясь изо всех сил выглядеть преуспевающими, или, по-новорусски, не желая прослыть «лохом, которого развели».

Нельзя сказать, что власти равнодушны к проблеме рейдерства. Защиту от недружественных поглощений мэрия включила в программу поддержки предпринимательства. На совместном заседании Координационного совета по промышленности при губернаторе и МАРП планируется подписание соглашения о сотрудничестве в предотвращении ставших в последние годы настоящей бедой акционерных войн. На заседании Координационного совета по поддержке предпринимательства ассоциации «Сибирское соглашение» прошло заседание «круглого стола» «Роль рейдерства в подавлении развития малого бизнеса: как сопротивляться этому явлению». С основным докладом на нем выступила президент Всероссийской ассоциации предпринимателей «Честное Дело», директор Центра развития малого бизнеса Нонна Бархатова.

По её мнению, крупный бизнес научился сопротивляться, овладел методами и технологиями защиты от рейдеров. Он структурирован, и какие-то серьезные изменения маловероятны. Сейчас отработанные на крупном столичном бизнесе технологии захватов переходят в регионы и охватывают малый и средний бизнес. Этому способствует бурное развитие этого сектора экономики, а значит, он становится более привлекательным для рейдеров.

«Первое, на что акцентируют внимание компании, которые помогают противостоять рейдерам, это юридические пробелы и дыры, которые имеются в законах об акционерных обществах и о регистрации юридических лиц, — отмечает Нонна Бархатова. — Ну и второе — это административный ресурс». Но можно противостоять и этому.

[pageBreak]Несколько советов от «Центра развития малого бизнеса»:

Прежде всего, не молчать. Поскольку коррупция любит тишину, бывает достаточно заявления, переданного в средства массовой информации. Очень эффективно письмо Президенту, письма в налоговую инспекцию, в департамент, который регулирует предпринимательство.

Второе — это обращение в структуру, которая занимается внутренней безопасностью в чиновнической и правоохранительной среде. Поскольку корпоративные конфликты снижают инвестиционную привлекательность региона, при администрациях формируются департаменты и рабочие группы по их предотвращению.

Третье — помнить, что лучшая оборона — это нападение. Необходимо найти слабые стороны компании-рейдера, и, как правило, они существуют.
Четвертое — сохранять конфиденциальность, беречь финансовые потоки, не допускать контроля над кредиторской задолженностью и доступа к иной информации.

И последнее в перечне, но не по значению — избегать конфликтов внутри коллектива, беречь моральный климат. «Если акционеры консолидированы, если сотрудникам регулярно выплачивается заработная плата, если бизнес приносит доход и акционеры получают регулярно дивиденды, если отлажены отношения с партнерами, нет проблем с клиентами, то шансов у рейдеров для того, чтобы захватить вашу компанию, практически нет», — заключила Нонна Бархатова.

Андрей СЕМЁНОВ


Если ваше общество располагает ценными активами, которые могут заинтересовать конкурентов или другие компании, то рекомендуем предпринять следующие меры:

Постройте защищенную корпоративную структуру.

Рассредоточьте активы по разным юридическим лицам, которые вы контролируете. Первая компания пусть будет собственником недвижимости, вторая — средств производства, а третья ведет основную операционную деятельность по договору аренды (лизинга) с первой и второй. Наиболее ценным активом пусть владеют несколько собственников — аффилированных с вами структур.

Обремените актив обязательствами. Например, передайте в качестве залога подконтрольной компании. Тогда захватчик не сможет совершать какие-либо действия с активом без согласия залогодержателя.

Создайте систему подконтрольной кредиторской задолженности.
Рекомендации Всероссийской ассоциации предпринимателей «Честное Дело».

Делая уступки, вы можете надеяться на уступки с другой стороны, но одновременно необходимо не допускать ситуации, когда эти уступки носят только односторонний характер. Не позволяйте себя эксплуатировать при разрешении конфликтов.

Немаловажно представлять себе ответные действия другой стороны. Очень часто деловые люди, столкнувшись с ситуацией несправедливости, когда неправомерно налагается арест на имущество, не проходит оплата, нарушаются права собственности, весьма эмоционально реагируют на происходящее. Хотят использовать какие-то очень быстрые меры, абсолютно не верят в правосудие, этот стереотип очень мешает бизнес-сообществу, и не просчитывают действия другой стороны и идут, как правило, на крайние меры.
Очень часто при возникновении конфликтов люди быстро забывают о хороших договоренностях, напротив, становятся неразборчивыми в выборе средств, к которым они прибегают. Поэтому мы всегда рекомендуем очень этично подходить к выбору инструмента разрешения спора. И одним из таких эффективных инструментов разрешения спора является обращение в третейский суд или к посреднику.

Марат Авдыев, директор, партнёр НП «Сибирский центр конфликтологии». Из доклада на заседании «круглого стола» Сибирского бизнес-форума-2005.

Несмотря на то что в нашем государстве пропагандируется принцип открытого, честного бизнеса, власти позволяют себе ставить бизнес в такие условия, когда успех дела зависит от умения договариваться с ними. Не случайно слово «откат» вошло в официальную бизнес-лексику.

Хочу отметить, что особую роль в этом играют правоохранительные органы, деятельность которых направлена на защиту собственности и интересов малого и среднего бизнеса. И всё было бы замечательно, если бы не возрастающий с каждым годом список «добрых дел», которые они могут позволять себе делать. Это участие в экономическом захвате предприятия, различные «заказы», участие в «заказах» со стороны конкурентов, сбор информации о деятельности фирмы, уголовное преследование руководителей предприятий. И, наконец, простое вымогательство, завуалированное под оказание спонсорской или материальной помощи.

С этими проблемами сталкивается практически каждый предприниматель. Находить общий язык с властями, адекватно реагировать на неправомерные действия сотрудников правоохранительных органов — это ещё одна задача, которая входит в систему экономической безопасности.

Юрий Кайгародов, исполнительный директор детективного агентства «Сибирь-Безопасность». Из доклада на заседании «круглого стола» Сибирского бизнес-форума-2005.


Специализированный журнал Журнал "Строительство и Городское Хозяйство Сибири"
Специализированный журнал Журнал "Продукты и прибыль"
Специализированный журнал Журнал "Продукты и прибыль"
НОВОСТИ
17.08.2012
БЕЗОПАСНОСТЬ БИЗНЕСА
Каждый руководитель и собственник бизнеса желал бы узнать, что представляет собой интересующий его человек — потенциальный партнер или корпоративный клиент, претендент на ответственную должность или представитель определенных структур. Получить такую информацию быстро, точно, безо всяких анкет и специальных технических средств позволяет фенотипология...
01.07.2012
В центре внимания – Томск
27 июня представители Издательского Дома «Бизнес-пресса» побывали в городе Томск
24.02.2012
B2B basis
Газета «Бизнес в Сибири» выступила партнером Первой новосибирской конференции B2B basis (Москва) «Корпоративные продажи: управление, стратегия, маркетинг».
Архив новостей


Тенториум с доставкой.